Кто боится неудач, ограничивает себя. Неудача – это всего лишь возможность начать заново более разумным образом

Генри Форд

+7 (495) 776 35 29

Психология рабства – рабы не мы

Рубрика: Блог,Статьи

Существует распространенное заблуждение, что раб – это человек в цепях, только и думающий о том, как вырваться на волю. Реальный раб чаще всего не заперт на ключ. Основной ужас рабства заключается не в том, что человек несвободен, а в том, что он не может и не хочет жить иначе. Когда мне в руки попалось исследование Кевина Бэйлза, объясняющее психологию современных рабов на Западе и в Юго-восточной Азии, я удивилась тому, как многое оно объясняет про нашу российскую жизнь.

Немногих удерживает рабство, большинство за своё рабство держатся.
Луций Анней Сенека

slavery 04В Индии, где уже давно не существует официального рабства, есть весьма распространенная практика долговой зависимости, которая может передаваться из поколения в поколение. В рамках этой практики человек, беря деньги в долг, отдает себя и своих потомков в рабство кредитору. Но это – скучная предыстория, а заинтересовать вас я надеюсь историей индийца Балдэва, потомственного долгового раба. Это – позитивная, счастливая история. Ведь в один прекрасный день его жена получила наследство, и Балдэв смог погасить долг. Дальше, рассказ самого Балдэва:

«После того, как моя жена получила наследство, и мы выплатили долг, мы могли делать, что нам вздумается. Но я все время беспокоился. Что, если один из моих детей заболеет? Что, если у меня будет плохой урожай? Что, если государство потребует от меня денег? Так как мы больше не принадлежали землевладельцу, мы больше не получали от него каждый день еду, как раньше. В конце концов, я пошел к землевладельцу и попросил взять нас обратно. Мне не надо было брать у него в долг деньги, но он согласился принять меня обратно долговым рабом. Теперь я больше ни о чем не беспокоюсь. Я знаю, что мне делать»[1].

Вы думаете, это – специфика индийской психологии? Увы, как сказал Эдмунд Бёрк, «рабство – это сорняк, который растет на любой почве».

Рефлекс рабской покорности

Нет рабства безнадёжней,
Чем рабство тех рабов,
Себя кто полагает
Свободным от оков.
Иоганн Вольфганг фон Гете

Вы знаете, что отмена крепостного права в России в 1861 году не вызвала никакого ликования в народе? В первые 5 месяцев после отмены крепостного права произошло 1340 массовых волнений крестьян. Конечно же, социалистические историки объясняли эти бунты несправедливыми условиями освобождения. Даже если забыть о том, что Александр Второй продал Аляску, чтобы предоставить крестьянам 49-летний кредит для выкупа земли, вызывает недоумение словосочетание «несправедливые условия освобождения».

  • Во-первых, разве освобождение не обладает самостоятельной ценностью? Что, свобода сама по себе  несправедлива и никому не нужна?
  • Во-вторых, и земля, и крепостные были собственностью помещиков. По условиям реформы у помещиков отбирают значительную часть их собственности – рабочую силу — без какого-либо выкупа. Более того, в ряде случаев эта рабочая сила уходит вместе с наделом земли. Но бунтуют при этом не обираемые, а освобождаемые!

slavery 10Давайте сделаем еще один скачок во времени и посетим Стокгольм 1973 года, где два грабителя, вооруженные пистолетами и динамитом захватили банк, взяли четверых заложников (трех женщин и одного мужчину) и удерживали их в течение 131 часа. В этой истории интересно то, как стали себя вести заложники после их освобождения. Эти люди, которым угрожали, над которыми издевались долгое время, во время расследования стали защищать этих грабителей, одна из женщин влюбилась в одного из нападавших, а еще один бывший заложник начал кампанию по сбору средств на адвоката для преступников. Эта история дала имя «стокгольмский синдром» весьма распространенному психологическому феномену – рефлексу рабской зависимости.

Вот как этот синдром описывает Павлов: «Очевидно, что вместе с рефлексом свободы существует также прирождённый рефлекс рабской покорности. Хорошо известный факт, что щенки и маленькие собачки часто падают перед большими собаками на спину. Это есть, отдача себя на волю сильнейшего, аналог человеческого бросания на колени и падения ниц — рефлекс рабства, конечно, имеющий свое определённое жизненное оправдание. Нарочитая пассивная поза слабейшего, естественно, ведёт к падению агрессивной реакции сильнейшего, тогда как, хотя бы и бессильное, сопротивление слабейшего только усиливает разрушительное возбуждение сильнейшего. Как часто и многообразно рефлекс рабства проявляется на русской почве, и как полезно сознавать это! Приведём один литературный пример. В маленьком рассказе Куприна «Река жизни» описывается самоубийство студента, которого заела совесть из-за предательства товарищей в охранке. Из письма самоубийцы ясно, что студент сделался жертвой рефлекса рабства, унаследованного от матери-приживалки. Понимай он это хорошо, он, во-первых, справедливее бы судил себя, а во-вторых, мог бы систематическими мерами развить в себе успешное задерживание, подавление этого рефлекса»[2].

Возможно, пример Павлова звучит несколько спорно, однако самоубийство освобожденного раба – это не вымысел, а факт нашего времени.

Кристина Таленз, сотрудник Комитета по борьбе с современным рабством, рассказала следующую историю из собственного парижского опыта освобождения слуг-рабов, которых привозят с собой азиатские дипломаты. «Несмотря на насилие, ужасающие условия жизни и работы, людям, находящимся в рабстве, присущи определенная целостность мироощущения и защитные механизмы мышления. Им даже нравятся некоторые аспекты их жизни, например, безопасность или их понимание устройства мира. Если разрушить их миропорядок, все путается у них в головах. Некоторые освобожденные женщины совершали попытки самоубийства. Легко объяснить все насилием, которому они подвергались всю жизнь. Однако для некоторых из этих женщин рабство было краеугольным камнем их жизни. Когда у них отбирали рабство, они теряли смысл жизни»[3].

Но давайте вернемся к «рефлексу рабства на русской почве». Одним из ярких проявлений «стокгольмского синдрома» является любовь россиян к Сталину, безвинно убившему многие миллионы наших соотечественников. Характерно то, что любовь к нему проявляли даже дети репрессированных. Синдром этот был так сильно развит в народе, что его рудименты видны и поныне.

slavery 09Раз уж мы заговорили про времена Советского Союза, нам стоит разобраться с одной идеологической путаницей, возникшей в то время.

Одним из краеугольных камней коммунистической идеологии был лозунг об абсолютной ценности свободы.  При этом подразумевалось, что социалистический человек свободен, хоть и беден, а работник при капитализме – раб, даже если он живет намного лучше. Этот пример оруэлловского «двоемыслия»[4] сильно перекосил сознание россиян. В результате и поныне мы воспринимаем свободу как абсолютное благо, при этом, не задумываясь о ее смысле.

Так что давайте для начала отделим мух от котлет и ответим на два вопроса:

  • Чем свобода отличается от рабства?
  • Является ли свобода абсолютным благом?

Чем свобода отличается от рабства?

Свобода состоит в том, чтобы посмотреть в лицо ситуациям,
в которые ты попал по собственной воле, и принимать на себя всю ответственность за них.
Жан-Поль Сартр

Давайте для начала дадим определение понятию «свобода».

Во времена Сократа и Платона свобода понималась как «свобода в судьбе». В дальнейшем философское понимание свободы вращается вокруг выбора между добром и злом. Существует также и политическая трактовка свободы. Однако для наших целей психологического анализа рабства все это не релевантно. Толковый словарь Ожегова предлагает следующее толкование слова «свобода»: «вообще — отсутствие каких-нибудь ограничений, стеснений в чем-нибудь», что звучит крайне нереалистично, ведь быть совершенно свободным ото всего невозможно. Так что я предлагаю придерживаться определения Сартра: «Свобода — это возможность по своей воле принимать любые решения и нести полную ответственность за последствия принятых решений». И ключевое слово здесь «ответственность», которая так напугала потомственного раба Балдэва.

Понять, что такое свобода, невозможно не разобравшись с понятием «рабство». Реальное рабство – это не совсем то, что обычно понимается под этим словом.

Что такое рабство?

— Хочу предложить вам, — тут женщина из-за пазухи вытащила несколько
slavery 03ярких и мокрых от снега журналов, — взять несколько журналов в пользу детей
Германии. По полтиннику штука.
— Нет, не возьму, — кратко ответил Филипп Филиппович, покосившись на
журналы.
Совершенное изумление выразилось на лицах, а женщина покрылась клюквенным налетом.
— Почему же вы отказываетесь?
— Не хочу.
— Вы не сочувствуете детям Германии?
— Сочувствую.
— Жалеете по полтиннику?
— Нет.
— Так почему же?
— Не хочу.
Булгаков «Собачье сердце»

В статье, исследующей психологию современного рабства, Кевин Бэйлз пишет: «Широко распространенное представление о рабе как о человеке в цепях, который готов сбежать при появлении малейшего шанса на свободу, не имеет ничего общего с реальностью. История Балдэва, как и многие другие истории доказывает, что такое представление наивно. По своему опыту знаю, что зачастую рабы понимают незаконность своего порабощения. Однако принуждение, насилие, психологическое давление заставляют их принять свое положение. Когда рабы начинают принимать свою роль и идентифицировать себя с хозяином, их уже не нужно насильно держать под замком. Они воспринимают свое положение не как чьи-то злонамеренные действия против них, а как часть нормального, пусть и не идеального порядка вещей».

Бэйлз исследовал жизнь рабов из числа незаконных иммигрантов в западных странах и долговых рабов Индии, однако как точно его наблюдение отражает эволюцию советского строя!  Давайте вспомним Советский Союз в хрущевские и брежневские времена. Анна Ахматова называла эти времена «вегетарианскими». К тому моменту карательная составляющая советского режима уже практически была упразднена. За анекдоты и чтение самиздата не только не сажали, но даже с работы не увольняли. Если человек хотел быть свободным от системы, он мог работать дворником или истопником, думать что угодно, болтать на кухне с единомышленниками. Однако таких людей были единицы. Абсолютное большинство советского народа продолжало «с глубоким воодушевлением» играть по правилам: вступать в партию и комсомол, ходить на собрания и демонстрации, сдавать деньги на помощь детям Германии.

slavery 05В брежневские времена народ добровольно делегировал партии и правительству ответственность за свое настоящее и будущее, насколько бы скудным ни было это настоящее и бесперспективным это будущее. Не важно. Главное – освобождение от ответственности.

Но тут грянула перестройка. Краткая эйфория 90-х, когда в холодильнике появилась экзотическая еда, а в гардеробе – красивые шмотки, сменилась к 1998 году глубоким разочарованием. Советский народ осознал, как и Балдэв, что за свою судьбу приходится нести полную безраздельную ответственность. И это ему не понравилось. По данным недавнего опроса Левада-Центра, всего 13% россиян считают, что граждане должны заботиться о себе сами. А 73% уверены, что о них должно заботиться государство 5. Похоже, российский народ повторяет сейчас путь Балдэва.

И тут мы логически подходим ко второму поставленному выше вопросу:

Является ли свобода абсолютным благом?

Да и что такое воля? Так, дым, мираж, фикция… Бред этих злосчастных демократов.
Булгаков «Собачье сердце»

В моем любимом сериале Once upon a time постоянно звучит фраза «За каждое волшебство приходится платить». Волшебство свободы стоит недешево!

  • За рыночную экономическую свободу приходится платить экономическими кризисами.
  • За политическую свободу – экстремистскими партиями и группировками.
  • За свободу слова – расцветом сексуальных извращений.
  • За свободу выбора своего пути – возможностью ошибки, разочарования, полного крушения надежд.

Похоже, что этот постулат коммунистической идеологии (что свобода – абсолютное благо) не выдерживает критики.  Не случайно абсолютное большинство российского населения приветствует возвращение к старым порядкам. Они надеются спихнуть на кого-нибудь ответственность за свою жизнь, а заодно и за будущее страны.

Как сказал Николай Александрович Бердяев, «человек — раб потому, что свобода трудна, рабство же легко».

Так что же получается, «рожденный ползать летать не может»? Свобода рабам не нужна?

Рефлекс свободы

Свобода есть основной внутренний признак каждого существа, сотворенного по образу и подобию Божьему:
в этом признаке и заключено абсолютное совершенство плана творения.
Бердяев

slavery 01«Для Миры радикальные перемены в жизни начались с одной рупии. Когда три года назад социальный работник приехал в печальную деревню Миры в горах Уттар Прадеша (индийского штата),  все население деревни находилось в наследственном долговом рабстве. Сельчане уже и не могли вспомнить, когда, во времена дедов или прадедов, их семьи отдали себя в рабство за денежные займы. Долг передавался из поколения в поколение. С пяти лет дети начинали работать в карьерах, дробя камни в песок. Пыль, летящие осколки камней, перетаскивание тяжестей сделали многих жителей деревни инвалидами.

Социальный работник собрал нескольких женщин и предложил им радикальный план. Если 10 женщин объединятся и будут каждую неделю откладывать по одной рупии из тех скудных денег, которые кредитор выдает им на закупку риса, он будет хранить эти деньги для них в безопасном месте, и со временем женщины, одна за одной, смогут выкупиться из рабства. Тогда Мира и еще девять женщин сформировали первую группу. Рупии постепенно накапливались. Через три месяца у группы набралось достаточно денег, чтобы выкупить Миру. Она начала получать деньги за работу, что намного ускорило выкуп остальных женщин. Теперь каждый месяц свободной становилась одна из женщин их группы.

Их примеру последовали остальные жители деревни. Социальный работник дважды возил меня в эту деревню, — рассказывает Кевин Бэйлз. — Сейчас все ее жители свободны, а их дети начали ходить в школу»[5].

Эту историю объясняет утверждение Павлова: «…Рефлекс свободы есть общее свойство, общая реакция животных, один из важнейших прирождённых рефлексов. Не будь его, всякое малейшее препятствие, которое встречало бы животное на своем пути, совершенно прерывало бы течение его жизни»[6].

Однако освобождение от рабской психологии не всегда проходит так безболезненно, как в случае с Мирой и ее односельчанами.

Страшнее тюрьмы и бытового насилия

Уметь освободиться, это — ничто, трудно уметь быть свободным.
Андре Жид

Сидни Литтон, американский психиатр, консультировавшая освобожденных рабов, отмечает: «Человеческие страдания прячутся под разными масками, однако ужас рабства трудно скрыть, он отчетливо заметен тем, кто с ним сталкивается.  Даже если человек не подвергался избиению или физическим пыткам, рабство приводит к психологической деградации, которая делает бывшего раба неспособным жить во внешнем мире. Я работала с заключенными и жертвами бытового насилия, но рабство – намного хуже».

slavery 06При этом примечательно то, что психологию рабства разделяют не только рабы, но и рабовладельцы. Кевин Бэйлз утверждает: «Психология рабства отзеркаливается и рабовладельцем. Это – глубокая взаимная зависимость, из которой рабовладельцу вырваться не легче, чем рабу». Один государственный чиновник из тех мест, где живет Балдэв, также имеет долговых рабов. Вот его слова: «В долговом рабстве нет ничего плохого. Оно выгодно обеим сторонам. Вы знаете, то, как это устроено, я как отец для своих работников. Это – отношения отца и сына. Я защищаю их, я направляю их. Иногда, конечно же, мне приходится их наказывать, как это делает любой отец».

Кевин Бэйлз настаивает на необходимости психологической реабилитации как рабов, так и рабовладельцев. Да, на Западе освобожденные рабы проходят долгую психологическую реабилитацию.

То, что Антон Павлович Чехов всю жизнь по капле выдавливал из себя раба, возможно, это не такая уж и фигура речи. Давайте посмотрим правде в глаза: мы, россияне, в той или иной мере  — потомственные рабы или рабовладельцы, мы унаследовали психологию рабства от многих предыдущих поколений наших предков. Не случайно в начале 20-го века, когда социалистическая революция победила не только в России, но и в Германии и в Венгрии, советский строй прижился только в России, где в психологии народа были живы рудименты крепостничества, а Западная Европа уже была свободна от рабства на протяжении многих поколений.

slavery 02

Выбор

Рабство — это не хорошо и не плохо. Это – один из способов жизни. Это – особенность нашей национальной психологии. А свобода – не так уж и привлекательна, как ее рисуют. Тем не менее, она является «одним из важнейших прирожденных рефлексов».

Мы можем последовать примеру Балдэва, а можем пойти по стопам Миры и Чехова.

 

У нас всегда есть выбор.

 

Дополню статью цитатой из Бориса Стругацкого:

«Свобода не есть ЦЕЛЬ жизни человека. Свобода есть непременное УСЛОВИЕ полноценности и осмысленности жизни.

Тот, кто не желает иметь свободы выбора творческого пути, просто свободы выбирать область применения своих сил, тот, по-моему, достоин непочётного звания «идиот». К сожалению, таких людей очень много. Я не сказал бы, что это вина их, скорее – беда («проклятое феодально-социалистическое воспитание»), но, объективно, все вместе они составляют тот самый «труп гниющего альбатроса», который висит на шее России тяжким грузом и тормозит сегодня переход к постиндустриальному обществу. Поэтому я и вкладываю в термин «идиот» столько никому не нужных эмоций.

По моим представлениям процент «внутренне свободных» в любом обществе составляет не менее 15% – вполне приличный процент.



[2] Павлов И.П., Губергриц М.М.,  Рефлекс свободы / в Сб:  Павлов И.П., Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных, М., «Медгиз», 1951 г., с. 222.

[3] Kevin Bales 

[4] «Война – это мир. Свобода – это рабство. Незнание – сила», — цитата из романа Джорджа Оруэлла «1984».

5 Опрос Левада-Центра  http://www.levada.ru/10-09-2014/rossiyane-gotovy-idti-na-zhertvy-radi-gosudarstva

[5] Kevin Bales 

[6] Павлов И.П., Губергриц М.М.,  Рефлекс свободы / в Сб:  Павлов И.П., Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных, с. 221.

Бесплатная подписка по e-mail

«Психология рабства – рабы не мы» — ещё нет комментариев

Ваш комментарий

Поля отмеченные * нужно в любом случае заполнить. Пожалуйста, воспринимайте буквально текст «Блог или профиль в соц. сети», не оставляйте ссылки на интернет-магазины, коммерческие сайты и страницы, на которых нельзя познакомиться с вами и вашей деятельностью - такое творчество будет удалено. Это dofollow блог.